Axis News - Армения и Израиль бросают вызов Ирану и Турции

Политика
Экономика / Торговля
Армия / ВПК
Безопасность / Разведка
Экстремизм / Преступность
Об агенстве
Контакты
 

 Поиск по сайту
 
ЕЖЕДНЕВНЫЕ ОБЗОРЫ
Новости спецслужб Евразии
 
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
 
 

 
     
Персоналии Организации Справочная информация
Армения и Израиль бросают вызов Ирану и Турции
На этой неделе, впервые в истории двусторонних отношений, самолет авиакомпании Armenian Air Lines приземлился в
Эмблема
Армянских авиалиний

израильском аэропорту Бен-Гурион. Об этом сообщили наши
Эмблема
Армянских авиалиний
источники в Тель-Авиве. По их словам, далее эта
авиакомпания планирует осуществлять еженедельный рейс по маршруту Ереван – Москва – Тель-Авив. Ожидается, что первоначально коммерческая отдача проекта будет весьма незначительной, в силу крайней ограниченности контактов между двумя странами. Однако появление самолета армянской авиакомпании в центральном израильском аэропорту имеет, куда большее политическое, нежели экономическое значение. Хотя местные масс-медиа абсолютно не заметили этого события, оно стало результатом постепенного и не афишируемого потепления в отношениях Армении и Еврейского государства.

Естественные оппоненты

После краха Советского Союза в 1991 году, новые геополитические реалии обеспечили место Армении в стане противников Еврейского государства. Решающую роль в этом сыграли отношения обеих стран с Турцией и Ираном.
Армения – Турция – Азербайджан
Кровавые события, произошедшие в Оттоманской империи незадолго до ее распада, и запечатленные армянской историографией, как геноцид армян, во многом определили дальнейшее развитие национального самосознания этого кавказского народа. Категорический отказ Анкары соглашаться с такой оценкой прошлого послужил причиной для конфронтации между Турцией и молодой суверенной Арменией.
Одновременно, на фоне конфликта в Нагорном Карабахе, происходило стремительное сближение Баку и Анкары. В первые годы после обретения Азербайджаном независимости Турция взяла на себя роль покровительницы соседней тюркской республики. Там после краха СССР к власти пришли лидеры Народного фронта – ярые сторонники пантюркизма. Стратегическое партнерство Анкары и Баку способствовало еще большему обострению армяно-турецких отношений.
Турция – Россия – Армения
Параллельно, Турция стремилась распространить свое влияние на тюркские и кавказские народы на постсоветском пространстве. Это вызвало конфронтацию между Анкарой и Москвой. В то же время началось ухудшение российско-азербайджанских отношений. Кремль крайне негативно относился к сотрудничеству Баку с западными нефтяными компаниями и к сближению азербайджанского руководства с Анкарой. Как следствие, региональные интересы России и Армении совпали. Тем более, Грузия также взяла курс

Экс-президенты Армении и России Левон Петросян и Борис Ельцин

на укрепление связей с Турцией и Западом. Ереван остался единственным

Экс-президенты Армении и России Левон Петросян и Борис Ельцин
стратегическим союзником Москвы на Южном
Кавказе.
Армения – Иран - Турция
Опора на Россию, хотя и укрепила международные позиции и военный потенциал Армении, не могла кардинально улучшить положение этой республики. Не имея общей границы со своим северным союзником, она фактически оказалась в турецко-азербайджанской блокаде с юга и востока. Более того, Анкара и Баку, при содействии Вашингтона, пытались втянуть Тбилиси в лагерь противников альянса Москва - Ереван. Такое развитие событий грозило перекрытием северной границы Армении, что ощутимо затруднило бы ее связи с Россией. В этой ситуации естественным и наиболее важным региональным партнером Еревана становился Тегеран.
Иран являлся историческим соперником Турции за влияние на Кавказе и в Центральной Азии. В первой половине 90-х антагонизму между Анкарой и Тегераном способствовало укрепление американо-турецкого военно-стратегического сотрудничества. После революции 1979 года США были объявлены иранскими лидерами "Большим сатаной", и отношения Тегерана с Вашингтоном приняли форму непрекращающейся конфронтации. Подход Исламской республики к альянсу Америки и Турции стал еще более воинственным после того, как не оправдались иранские чаяния по поводу независимого Азербайджана.
Азербайджан - Иран - Армения
Из всех мусульманских республик бывшего СССР, Иран стремился распространить влияние, прежде всего, на своего северо-западного соседа, а уже во вторую очередь - на Таджикистан, Туркменистан и другие новообразовавшиеся государства. "Азербайджанский фактор" играл особую роль в обеспечении национальной безопасности Исламской республики. В XIX веке Азербайджан поделили между собой Российская и Персидская империи. Северная его часть отошла под контроль русских, южная подчинилась власти шаха. Обретение независимости Северным Азербайджаном в 1991 году грозило оживить сепаратистские настроения в Южном Азербайджане. Поэтому, Тегеран задался целью включить Баку в орбиту собственного влияния. Режим аятолл сделал ставку на религиозную общность азербайджанцев и иранцев в лице шиитского ислама. Однако последний даже до коммунистического периода играл весьма незначительную роль в общественно-политической жизни Северного Азербайджана. За время советской власти влияние религии было окончательно сведено исключительно к бытовым вопросам. Зато возрождение национального самосознания азербайджанцев в 80-х годах способствовало распространению пантюркистских настроений. В первой половине 90-х это обеспечило победу Турции в борьбе за влияние в важнейшем государстве Южного Кавказа. Баку начало покровительствовать южно-азербайджанским сепаратистам. Более того, независимый Азербайджан стал рассматриваться в качестве потенциального плацдарма США и Израиля на иранском направлении. Как следствие, обострились отношения между Тегераном и Баку.
Наличие в Иране влиятельной армянской общины, соперничество с Турцией и растущая конфронтация с Азербайджаном предопределили сближение режима аятолл с Ереваном.

Экс-президент Ирана Акбар Рафсанжани (в центре) и армянские духовные лидеры

Параллельно, происходило укрепление связей Ирана и России, выступавшей в качестве стратегического союзника Армении.
Израиль – Турция
В первой половине 90-х годов отношения Израиля с Турцией и Ираном складывались по прямо противоположному сценарию. В Анкаре особым влиянием пользовался армейский генералитет, выступавший за расширение сотрудничества с Израилем и США. Формированию тройственного военно-стратегического альянса способствовали региональное соперничество Турции с Ираном и Россией, а также перманентная напряженность на турецко-сирийской границе. Израиль, со своей стороны, лишившись с середины 70-х до середины 80-х союзников в лице иракских курдов, иранского шаха и ливанских христиан, рассматривал Турцию в качестве своего единственного стратегического партнера на Ближнем Востоке.
Израиль – Иран
Придя к власти в 1979 году, режим аятолл объявил Еврейское государство "Малым сатаной". В первой половине 90-х Тегеран отказался признавать результаты израильско-палестинских договоренностей. Исламские и леворадикальные организации, вставшие в оппозицию Ясеру Арафату, стали пользоваться иранским покровительством. Словесные баталии Тегерана и Тель-Авива перешли в прямую конфронтацию их секретных служб в Ливане и Иордании, а чуть позже - и на палестинских территориях.
Геополитические оси
В результате описанной геополитической конфигурации, к середине 90-х годов в пределах "Большого Ближнего Востока" сформировались две противоборствующие оси (третья - США–Саудовская Аравия–Пакистан–Афганистан - возникла за полтора десятилетия до того, и находилась за рамками рассматриваемой темы). Одну из них образовали Россия, Иран и Армения. К ним присоединилась Сирия. Во-первых, Дамаск традиционно поддерживал тесные отношения с Тегераном и Москвой. Во вторых, Сирия находилась в состоянии конфронтации с Израилем и Турцией. Кроме того, в этой арабской стране существует крупная армянская община, что, наравне с совпадением геополитической ориентации, способствовало развитию отношений Еревана и Дамаска. К этой же оси фактически примкнули Греция и Греческий Кипр. Оба эти государства активно сотрудничали с Россией и Сирией, в частности, в военной сфере, одновременно находясь в состоянии конфронтации с Турцией и Турецким Кипром.
Вторая ось включала в себя: США, Израиль, Иорданию, Турцию и Азербайджан. В качестве потенциального "пополнения" рассматривался Узбекистан.
При таком раскладе сил в регионе, Армения и Еврейское государство, не имея никаких причин для вражды, оказались по разные стороны баррикад. В подобных условиях ни могло быть и речи о нормальном развитии двусторонних отношений. Тем более, любые попытки диалога между ними воспринимались Турцией и Ираном, как "предательство" и, в результате мощного давления, пресекались.

Пик конфронтации

На протяжении 90-х годов описанная выше геополитическая конфигурация не претерпела принципиальных изменений. Сохранялся не только состав обеих осей, но и конфронтационный характер отношений между ними. Пик противостояния пришелся на 1996-98 годы.
1996: Россия продала два атомных реактора Ирану, и начала поставки танков Греческому Кипру. Тогда же было подписано соглашение о продаже российских зенитно-ракетных комплексов Афинам и положено начало армяно-греческому военному сотрудничеству.
С другой стороны, летом Турция и Израиль заключили договор о военно-стратегическом партнерстве. Вскоре ВВС Еврейского государства появились в непосредственной близости от границ Ирана и Сирии. Параллельно, Турция и Азербайджан заключили соглашение о военном сотрудничестве. Анкара направила в Баку группу советников – более 70 офицеров турецкой армии.
1997: Этот год начался с подписания соглашения о поставках Россией зенитно-ракетного комплекса С-300 Греческому Кипру (это спровоцировало т.н. "ракетный кризис на Кипре", продолжавшийся ровно два года). Позднее Россия провела совместные

Экс-министры обороны Сирии и России Мустафа Тлас (слева)
и Игорь Сергеев

учения ПВО с

Экс-министры обороны Сирии и России Мустафа Тлас (слева)
и Игорь Сергеев
Сирией, и, впервые с советских времен, возобновила крупные поставки вооружений в эту страну. Летом Москва и
Ереван подписали договор "О дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи", а в конце года было заключено трехстороннее соглашение о взаимодействии в ряде областей между Арменией, Грецией и Ираном.
С другой стороны, впервые прошли учения ВМС и ВВС Израиля, Турции и США, при участии представителей Иордании. Вскоре после того, Анкара заявила о готовности нанести превентивный авиаудар по Греческому Кипру, в случае размещения там российского зенитно-ракетного комплекса. Турецкие генералы также объявили Сирию и Иран "стратегически враждебными государствами", в связи с их поддержкой Курдской рабочей партии и радикальных исламских группировок в Турции.
1998: Осенью конфронтация между Турцией и Сирией чуть было не перешла в состояние прямого военного конфликта, а на Греческом Кипре по обвинению в шпионаже были задержаны двое израильтян. В том же году вновь состоялись военные учения Турции, Израиля и США. Кроме того, Анкара подписала с Тбилиси меморандум о военно-стратегическом партнерстве, а с Баку – протокол о сотрудничестве в области безопасности.

Конец эпохи Саддама

Противостояние двух осей продолжалось до конца 90-х годов, затем ситуация стала постепенно меняться. В 2000 году в Евразии начался процесс геополитической трансформации. Весной Владимир Путин официально вступил в должность президента России. Летом скончался сирийский лидер Хафез аль-Асад, и новым главой государства стал его сын Башар. Несколько месяцев спустя на палестинских территориях началась интифада, вызвавшая к концу года отставку израильского правительства с последующим проведением досрочных выборов, на которых победил Ариэль Шарон (февраль 2001). Одновременно, президентом США был избран Джордж Буш.
2001 год значительно ускорил процесс геополитической трансформации региона, вследствие терактов 11 сентября, операции союзников в Афганистане и начала подготовки к иракской кампании. Следующий, 2002 год прошел в приготовлениях к свержению Саддама Хусейна и завершился приходом к власти в Турции умеренных исламистов во главе с Реджепом Эрдоганом.
Сирия – Турция – Иран
В результате смены главы Сирии, начался процесс нормализации ее отношений с Турцией. Подготовка операции в Ираке послужила мощным толчком к активизации контактов Дамаска и Анкары. Планы свержения Саддама Хусейна привели к совпадению интересов Турции, Ирана и Сирии. Все они оказались перед угрозой создания курдского государства в Северном Ираке. Это могло спровоцировать вспышку сепаратистских настроений среди курдов Турции, Ирана и Сирии, и привести к

Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган (слева) и экс-президент Ирана Мохаммад Хатами

дестабилизации в этих трех странах. Общность стратегических интересов обеспечила сближение Анкары с Дамаском

Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган (слева) и экс-президент Ирана Мохаммад Хатами
и
Тегераном, особенно усилившееся после прихода к власти Реджепа Эрдогана. Еще до того, летом 2002, турецкий президент посетил Иран. Тогда же Анкара заключила соглашения о военном сотрудничестве с Тегераном и Дамаском. В начале 2004 состоялся исторический визит сирийского президента в Турцию.
США – Турция – Израиль
Отказ турок поддержать действия американцев в Ираке вызвал ухудшение отношений Анкары и Вашингтона. Далее, на фоне сообщений о возобновлении тайных связей "Моссада" с иракскими курдами и продолжающейся напряженности на палестинских территориях, в 2004 году заметно ухудшились турецко-израильские отношения.
Израильский отказ от посреднических услуг турок в переговорах с сирийцами и палестинцами, а также дестабилизация в Ираке, нанесли удар по престижу и позициям Анкары на Ближнем Востоке. Альтернативой рассыпающемуся альянсу с США и Израилем Турция избрала сотрудничество с Сирией и Ираном, а также сближение с Россией.
Турция – Россия
Президент Владимир Путин задался целью хотя бы частично восстановить международные позиции, утраченные Москвой после краха СССР. Возрождение былого могущества, в соответствии с традиционными геополитическими взглядами Кремля рассматривалось через призму противостояния с Западом. Как и в эпоху Российской империи, а также Советского Союза, одним из приоритетных фронтов дипломатической борьбы стал ближневосточный регион. В первую очередь, Путин еще больше укрепил сотрудничество с Ираном и Сирией, а также, благодаря приходу к власти Ариэля Шарона, активизировал контакты с Израилем (весной 2005 года, впервые в истории, состоялся визит главы Российского государства в Иерусалим и Рамаллу). Однако операция в Ираке лишила Кремль одного из его главных партнеров на Ближнем Востоке. Вместе с тем, свержение Саддама Хусейна вызвало ухудшение отношений Турции и США, чем не преминула воспользоваться Россия. Москва и Анкара одинаково стремились сохранить свои ближневосточные позиции в условиях меняющейся, благодаря Вашингтону, региональной ситуации. Тем более, к этому моменту, конфликтных аспектов в российско-турецких отношениях осталось значительно меньше, нежели в начале 90-х. Направляя основные внешнеполитические усилия на сохранение своего положения на Ближнем Востоке, решение кипрской проблемы и вступление в ЕС, Анкара заметно снизила активность в Центральной Азии и на Кавказе. В этих двух регионах Турция и Россия отказались от соперничества и предпочли взаимодействовать ради ограничения американского влияния.

Президент России Владимир Путин и премьер-министр Турции
Реджеп Эрдоган

Сближение Москвы и Анкары, ясно наметившееся в 2002, два года спустя привело к установлению двустороннего стратегического партнерства в области геополитики, энергетики и безопасности. В декабре 2004, впервые в истории двусторонних отношений, состоялся визит главы Российского государства в Турцию.
Геополитические оси
Вследствие описанных событий 2002-2005, существенно изменилась вся геополитическая конструкция Евразии. Турция примкнула к России, Ирану и Сирии. В Центральной Азии действия Запада толкнули Узбекистан в объятия России. В Южной Азии Кремль заметно активизировал сотрудничество с Индией (после почти полного застоя в отношениях в первой половине 90-х), а на Дальнем Востоке – с Китаем.
В результате, в западной части Азиатского континента фактически сформировалась ось, включающая в себя: Россию, Турцию, Иран и Сирию; в восточной части интенсивно формируется еще одна ось из России, Китая, Индии и Узбекистана.
Параллельно, на фоне противоречий между США и ЕС, Москва укрепила сотрудничество с Брюсселем, опираясь на стратегическое партнерство с Берлином и Парижем. Сближение России и ЕС было вызвано как разногласиями с Америкой (в частности по поводу Ирака), так и зависимостью Западной Европы от поставок нефти и газа из России. В любом случае, сближение Москвы и Брюсселя наносит ущерб интересам Вашингтона и его союзников в Восточной Европе. Это стало абсолютно очевидно в связи с подписанием российско-германского соглашения о прокладке Северо-Европейского газопровода по дну Балтийского моря, в обход Украины, Польши и стран Балтии.
США, в свою очередь, оказались почти в одиночестве, а основными их союзниками по евроазиатской политике остаются лишь Британия и Израиль. При этом, последние события, связанные с ядерной программой Ирана, вряд ли существенно отразятся на геополитической конструкции региона. Москва и Пекин, хотя формально и поддерживают Запад в этом вопросе, будут всячески препятствовать оказанию реального давления на Тегеран (о чем красноречиво свидетельствует пресс-конференция российского министра иностранных дел 17 января).

Кавказский парадокс

Грузия, после "Бархатной революции" 2003 года, однозначно заняла сторону Запада. Зато Азербайджан и Армения оказались в весьма странной ситуации, вследствие изменившихся геополитических реалий.
Азербайджан в добыче и транспортировке своей нефти тесно связан как с Западом, так и с Турцией. Однако сохранение

Ильхам Алиев встречается с
Реджепом Эрдоганом

дружеских отношений

Ильхам Алиев встречается с
Реджепом Эрдоганом
с Анкарой обязывает президента Алиева учитывать сближение последней с Тегераном и Москвой.
Активизации российско-азербайджанского диалога способствовали также общие опасения насчет возможности "Бархатной революции" в Баку, на фоне парламентских выборов осенью 2005. Учитывая опыт других стран СНГ, президент Алиев подозревал определенные западные круги в поддержке азербайджанской оппозиции. К тому же, не желая провоцировать напряженность в отношениях одновременно с Анкарой, Москвой и Тегераном, Баку существенно затормозило сотрудничество с Вашингтоном на иранском направлении, в частности, отказав в размещении американской военной базы на своей территории. Тем самым, продолжая тесно сотрудничать с Западом в области энергетики, Азербайджан оказался в орбите влияния оси, объединяющей Россию, Турцию, Иран и Сирию.
Армения попала в более сложную ситуацию. Сближение Москвы с Анкарой нарушило традиционную систему внешнеполитических ориентиров Еревана. Армян особенно разочаровал тот факт, что в диалоге с турками россияне абсолютно позабыли об интересах своего стратегического союзника на Кавказе. Последующая активизация российско-азербайджанских контактов вызвала еще большую озабоченность Еревана. Хотя

Экс-президент Ирана Хатами (слева)
и армянский лидер Роберт Кочарян

основной опорой Армении по-прежнему остается

Экс-президент Ирана Хатами (слева)
и армянский лидер Роберт Кочарян
Иран, в конфронтации с Азербайджаном и Турцией на него вряд ли можно
полагаться как прежде, учитывая потепление отношений Тегерана и Анкары.
Правда, фактическое признание Азербайджаном Турецкого Кипра летом 2005 привело к оживлению армяно-греческих связей, но то были лишь отголоски широкомасштабного участия Еревана в геополитической оси России, Ирана, Сирии и Греции в 90-х.
Опасаясь оказаться в полной изоляции, Армения постепенно начала пересматривать свои внешнеполитические ориентиры. Несмотря на протесты мощного пророссийского лобби, Ереван в 2005 попытался участить контакты с Евросоюзом и США. Именно продолжением этой линии стала не афишируемая активизация связей с Израилем.

Армянская инициатива

На протяжении 90-х годов армяно-израильские отношения оставались в зачаточном состоянии. Из всех стран СНГ лишь Армения и Таджикистан выделяются тем, что не имеют представителей в Израиле, а Израиль не имеет представителей в этих странах.
Первая серьезная попытка установить контакты с Тель-Авивом была предпринята Ереваном в мае 1999 года. Тогда в армянской столице состоялся первый раунд переговоров представителей внешнеполитических ведомств двух стран. Израильская сторона была представлена на уровне зам министра иностранных дел. Это событие вызвало чрезвычайное раздражение Анкары и Тегерана. Несмотря на реакцию иранских партнеров, в январе 2000 армянский президент впервые посетил Еврейское государство. Однако далее развитие двусторонних отношений было прервано интифадой "Аль-Акса", начавшейся осенью того же года. Освещение событий в зоне конфликта армянскими масс-медиа не редко имело откровенно антиизраильский характер. Это происходило как благодаря усилиям проиранского лобби в деловых кругах республики, так и вследствие действий израильских войск в районах расположения объектов армянской церкви на палестинских территориях.
Еще более ощутимый удар по хрупким двусторонним отношениям был нанесен официальным представителем Еврейского

Ривка Коэн

государства. Ривка Коэн, возглавлявшая

Ривка Коэн
посольство Израиля в Тбилиси, и отвечавшая за связи с Ереваном, в феврале 2002
сделала самое неподходящее для своего статуса заявление. Она публично отказалась признать события 1915 года в Османской империи "геноцидом армян". В Армении ее высказывание вызвало самую бурную реакцию. Однако, в ответ на негодование министерства иностранных дел республики, израильское внешнеполитическое ведомство отказалось корректировать заявление своего представителя. Волна антиизраильских публикаций в армянской прессе и выступлений местных политиков достигла предела. Многие требовали от руководства страны разорвать любые связи с Еврейским государством. Однако Ереван, напротив, попытался сгладить последствия неприятного инцидента. В ноябре 2002 Израиль посетил зам министра иностранных дел республики Рубен Шугарян. В следующем году, общаясь с российскими журналистами, он заявил: "Есть проблемы, которые нас время от времени озадачивают, в особенности, касающиеся отношений Израиля с Турцией. Но мы ведем с Израилем политический диалог, и имеем возможность, поднимать все наболевшие вопросы". Незадолго до того, в январе 2003, Ереван посетил Давид Пелег - зам директора внешнеполитического ведомства Еврейского государства. По оценке дипломатов с обеих сторон, эти два визита послужили прорывом на пути развития армяно-израильских отношений.
По сведениям наших источников, в октябре 2004 Ереван посетили два израильских дипломата. Их приезд остался незамеченным журналистами. На встрече с гостями из Тель-Авива министр сельского хозяйства республики обсудил вопросы сотрудничества в курируемой области. По итогам года, глава МИД Армении заявил об активизации контактов с Израилем в рамках ООН, а также "в консульской и межправительственной сферах". Месяц спустя, уже упоминавшийся Рубен Шугарян рассказал армянским журналистам об отношениях с Израилем: "У нас - некоторые различия видения ближневосточного урегулирования, есть определенные сдерживающие обстоятельства. Но вместе с тем есть много того, чему можно научится в сфере экономики, информационных технологий, сельского хозяйства, медицины". Ереван публично демонстрировал интерес в развитии сотрудничества с Еврейским государством.
2005 оказался наиболее выдающимся с точки зрения армяно-израильских отношений, в первую очередь, благодаря усилиям Еревана. В мае Иерусалим посетила крупнейшая в истории двусторонних контактов армянская делегация, численностью почти 80 человек. Среди них выделялись: Католикос всех армян Гарегин II, председатель Всемирного конгресса армян Ара Абрамян, министр обороны Армении Серж Саркисян, глава Центрального банка Тигран Саркисян, ряд высокопоставленных дипломатов и крупных бизнесменов. По итогам визита Католикос провозгласил "начало новой эры в отношениях между евреями и армянами". Глава Всемирного конгресса армян добавил: "Отношения наших стран находятся на явно неудовлетворительном уровне, и есть необходимость их развивать".
В ноябре, по приглашению Католикоса, в Ереван прибыли главный раввин Израиля Йона Мецгер и парламентарий российского происхождения Юрий Штерн. Оба они посетили "Мемориал жертв первого геноцида ХХ века" в армянской столице. Согласно сообщениям российских масс-медиа, после этого Мецгер завил: "Невозможно без слез вспоминать то, что произошло с армянами в Турции". Штерн, в свою очередь, отметил, что признает "геноцид армян". Любопытно, что, по сведениям азербайджанских журналистов, посольство Израиля в Баку постаралось полностью откреститься от подобных заявлений. "Позиция Израиля по поводу геноцида армян остается неизменной. Высказывания раввина и парламентария носят неофициальный характер, а потому, не стоит придавать им большого значения," – подчеркивалось в комментарии пресс-секретаря дипмиссии.
Несмотря на ухудшение отношений с Турцией в последние годы, Еврейское государство в контактах с Арменией все еще оглядывается на Анкару. Правда, теперь, вслед за началом полетов Armenian Air Lines в Израиль, в первую очередь, следует ожидать реакции Тегерана... сервис сокращенных ссылок, and to

Версия для печати
Рейтинг:
Комментарии отсутствуют
 
Новости спецслужб
Чешская разведка рассекретила документы о шпионаже спецслужб коммунистического режима  >>>
Болгарский кабинет министров чист от агентов коммунистических спецслужб  >>>
Глава ФСБ рассказал об интеграции погранслужбы  >>>
Россия выслала шведского дипломата из-за скандала с Замятниным  >>>
MI5 проверяет "русский след" в деле о террористической группировке  >>>
ЕС требует опубликовать архивы болгарской тайной полиции коммунистического периода  >>>
Румынская внешняя разведка предостерегает от поездок в Ирак  >>>
Румынской разведке оставили прослушку  >>>
От румынского прокурора требуют выдать документы Securitate  >>>
Румынский президент рассержен на премьера и разведку из-за птичьего гриппа  >>>

All Rights Reserved - AXIS
Главная страница Контакт Home page