Axis News - "Чешская карта" российско-польской конфронтации

Политика
Экономика / Торговля
Армия / ВПК
Безопасность / Разведка
Экстремизм / Преступность
Об агенстве
Контакты
 

 Поиск по сайту
 
ЕЖЕДНЕВНЫЕ ОБЗОРЫ
Новости спецслужб Евразии
 
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
 
 

 
     
Персоналии Организации Справочная информация
"Чешская карта" российско-польской конфронтации
На этой неделе российский президент Владимир Путин нанес визиты в Венгрию и Чехию, два из четырех государств образующих "Вышеградскую группу" (V4). За полтора месяца, предшествовавшие этому, Прагу посетили польский премьер-министр Казимеж Марцинкевич и президент Лех Качински. За то же время, глава польского кабинета побывал в столицах Венгрии и Словакии, а президент провел переговоры в Киеве.
Наравне с февральской поездкой Леха Качински в Вашингтон, региональная активность Варшавы призвана обеспечить поддержку новой польской геополитической инициативы со стороны восточно-европейских государств, и, в первую очередь, членов V4. 23-24 марта на саммите ЕС в Брюсселе Польша собирается представить план диверсификации источников энергоснабжения Европейского континента. Его главная его цель заключается в том, чтобы покончить с зависимостью от поставок российской нефти и газа. Таким образом, Варшава стремится избавить Европу от постоянной угрозы применения Москвой мощного "энергетического оружия", столь явно продемонстрированного в конфронтации с Киевом и Тбилиси.
Кремль всячески пытается воспрепятствовать реализации польской инициативы. Ради этого широко используются возможности российско-германского альянса, а также экономические рычаги влияния Москвы на восточно-европейские столицы. Исход растущего противостояния Польши и России во многом зависит именно от позиции государств Восточной Европы, и, в частности, членов "Вышеградской группы". Географическое расположение этих стран, а также их место в

Президенты государств "Вышеградской группы" на встрече в Польше, сентябрь 2005 г.

европейской системе нефте- и газопроводов, обеспечивает им особую роль почти в любом проекте энергоснабжения

Президенты государств "Вышеградской группы" на встрече в Польше, сентябрь 2005 г.

Евросоюза (будь то из Норвегии или России, Азербайджана и Туркменистана, Ирана или арабских стран).
На этом фоне очевидно, что визиты Путина в Будапешт и Прагу призваны подкрепить усилия Москвы по блокированию польской инициативы. Отнюдь не случайно, в ходе этого турне, главный акцент был сделан именно на переговорах с чешским руководством. В последние годы Прага последовательно выступает в качестве стратегического партнера Варшавы в рамках "Вышеградской группы". Однако недавнее прошлое польско-чешских отношений позволяет Москве надеяться, что в решающий момент этот союз не выдержит проверки на прочность...

Позднее прозрение

Несмотря на тот факт, что идея "Вышеградской группы" была подана в 1991 г. президентом Чехословакии Вацлавом Гавелом, отношение Праги к альянсу, особенно после размежевания с Братиславой в 1993 г., было вовсе не однозначным. Прежде всего, речь шла о весьма проблематичном восприятии Польши чешским политическим истеблишментом. В то время существовал даже особый, "чешский взгляд" на Польшу, являвший собой попытку концептуально и политически исключить Варшаву из Центральной Европы. Прага опасалась имевшего исторические прецеденты союза Варшавы и Будапешта, а также соперничества с польской столицей за роли "моста между Западом и Востоком". Не малые опасения чехов вызывала также географическая и ментальная близость поляков к неспокойным восточным окраинам континента.
Своего апогея подозрительность чехов по отношению к северо-восточным соседям достигла в начальный период правления (1993-1997) Чешской гражданской демократической партии (Občanská demokratická strana - ODS).

Вацлав Клаус

Тогдашний премьер-министр Вацлав Клаус и его окружение относились к идее Вышеграда без лишнего пиетета. Клаус считал, что его страна занимает особо выгодную позицию на переговорах с ЕС, и не нуждается, для их ведения, в какой бы то ни было региональной структуре. Во многом, именно правительство ODS было ответственно за фактическое сведение на нет регионального интеграционного процесса в Центральной Европе в первой половине 90-х гг. Однако, очень скоро оно само пострадало от своей недальновидной политики. Ущерб, нанесенный Чехии ее изоляционистской позицией, стал очевиден уже в ходе чешско-германских переговоров 1993 г., когда Берлин потребовал от Праги забрать обратно всех нелегальных эмигрантов, попавших на германскую территорию через Чехию. Правительство Клауса внезапно осознало свою слабость по сравнению с мощной Германией и стало выступать за выработку странами Вышеграда совместной позиции по данному вопросу. Однако подходящий момент для интеграции был упущен. Основанное на стремлении к сиюминутной выгоде "прозрение" Клауса и его окружения было весьма прохладно встречено партнерами по "Вышеградской группе". Эффективного сотрудничества не получилось. К тому же отношения между Прагой и Братиславой, в которой правило более чем проблематичное националистическое правительство Владимира Мечиара,

Владимир Мечиар

оставались напряженными.

Владимир Мечиар
Данное обстоятельство отражалось и на отношениях с Варшавой,
которая не прекращала активных контактов со словацким руководством.
В польском МИД полагают, что реальное изменение позиции Чехии в отношении к региональным интеграционным процессам вообще, и к Польше в частности, наступило приблизительно в 1995 году. Чехи поняли, что поляки твердо ориентированы на интеграцию в НАТО и ЕС и, благодаря своей выгодной геополитической позиции, обязательно будут в центре процесса расширения данных структур. Таким образом, в середине 90-х гг., чешское политическое руководство осознало, что союз с Польшей отвечает чешским стратегическим интересам.
Здесь стоит отметить, что первоначальный отказ Праги от политики многосторонней региональной кооперации свел до минимума ее способность реально влиять на процессы регионального и континентального масштаба. Существенное значение имел также общий, в значительной мере депрессивный, эмоциональный настрой чешского руководства середины 90-х гг. Оно полагало, что поражения 1938, 1948 и 1968 гг. наглядно доказали неспособность их страны в любой период влиять на процессы общеевропейского масштаба. Подобное самоуничижение на европейском уровне, в конечном итоге, привело к попаданию Праги в зависимость от политической воли Варшавы на продвижение процесса интеграции стран "Вышеградской группы" в ЕС и НАТО. Фактически, в описываемый период (начало второй половины 90-х гг.) Чехия назвала Польшу своим главным партнером и примером того, как стране-кандидату следует вести диалог ЕС. В данном случае, для Чехии Польша служила своего рода тараном, способным пробить брешь в высокой бюрократической ограде Старой Европы. В результате этого "чудесного прозрения" чешского руководства и последовавшего за ним польско-чешского сближения, во второй половине 90-х гг. даже появился специальный термин для его обозначения "Пост-Вышеград двоих".

Новая страница в отношениях

Пребывание у власти Вацлава Клауса и его команды завершилось в конце 1997 г. До выборов 1998 г. страной руководил, при помощи временного правительства, управляющий Национального банка Чехии Йозеф Тошовски. Уже при нем были

Ярослав Шедивы

предприняты конкретные шаги на

Ярослав Шедивы
повышение уровня региональной кооперации в рамках "Вышеградской группы", и
проводилась откровенно про-европейская политика. При этом Тошовски и его люди, особенно министр иностранных дел Ярослав Шедивы, всячески подчеркивали свое отрицательное отношение к политике команды Клауса. Впрочем, Шедивы избегал употреблять скомпрометировавший себя, с его точки зрения, термин "Вышеград". Пришедшие на смену Тошовски в июне 1998 г. оппозиционеры из Чешской социал-демократической партии (Česká strana sociálně demokratická - CSSD) продолжили путь на региональную и европейскую интеграцию. Именно они, и, прежде всего, новый министр иностранных дел Ян Каван (Jan Kavan), возродили кооперацию в рамках "Вышеградской группы", в том числе с Польшей, в полном объеме.
В марте 1999 г., наряду с другими странами "Вышеградской группы", Чехия и Польша вступили в Европейский Союз. Отмечая годовщину этого события и желая подчеркнуть сердечность отношений Варшавы и Праги, приехавший в Прагу польский президент Александер Квасьневски вспомнил о событии 10-го века – свадьбе польского короля Мешко Первого и чешской принцессой Добравой. "Отношения между нашими странами начались в постели, а продолжаются в Евросоюзе" – пошутил польский президент.

Облака на небе сотрудничества

Между тем, всего через два месяца после пражского визита Квасьневского, в мае 2000 г., взаимоотношения Варшавы и Праги омрачил неожиданный шпионский скандал. Согласно сообщениям польской и чешской прессы, полковник чешской военной разведки, являвшийся сотрудником, а затем и шефом чешского военного атташата в Варшаве, пытался за десятки тысяч долларов приобрести у офицера польской армии информацию о персональных перестановках в армейской элите, составлявшую государственную тайну Польской республики. Чешский разведчик был прекрасно известен коллегам из польской контрразведки еще с коммунистических времен и, потому, после своего назначения на работу в Варшаву находился под их пристальным наблюдением. После его назначения на пост руководителя военного атташата, польская сторона направила официальный протест в Прагу, после чего горе-разведчик был спешно отозван на родину. После оглашения скандала в Прагу прибыла специальная польская делегация Комитета Сейма по контролю за специальными службами. Чешская сторона принесла полякам свои извинения, заявив, что провалившийся разведчик действовал по личной инициативе, а, возможно, и по заданию третьей стороны – например, России.

Плодотворное сотрудничество

Станислав Гросс


В сентябре 2004 г. чешский премьер Станислав Гросс, посетивший с рабочим визитом Варшаву, заявил, что с точки зрения чешской стороны, отношения с Польшей являются одним из наиболее приоритетных направлений ее внешней политики, которое она намерена неустанно развивать. В этой связи было отмечено, что в период с 1993 по 2003 гг. объем взаимной торговли между обеими странами увеличился более чем в 6 раз – с 70 миллионов долларов до 4.5 миллиардов долларов. Чешская республика является седьмым по величине торговым партнером Польши, в то время как в списке торговых партнеров Чехии поляки занимают шестое место.
Уже в начале 2006 г. официальная Прага вновь подтвердила свой курс на стратегическое партнерство с Варшавой. Произошло это 17 февраля, во время визита в чешскую столицу нового польского президента Леха Качинского. Ирония судьбы заключается в том, что высокопоставленного польского гостя принимал, уже в качестве президента, Вацлав Клаус – тот самый, что в первой половине 90-х гг., возглавляя чешское правительство, противился развитию кооперации с поляками. На этот раз он был полностью солидарен со своим польским коллегой в вопросах, касающихся процессов евроинтеграции. Оба лидера подчеркнули, что чешско-польские отношения в данный момент просто великолепны. Представители польского МИД добавляют в этой связи, что обе страны готовят, совместно с коллегами из Словакии и Венгрии, проект инициативы по энергетической безопасности, который будет представлен на ближайшем мартовском саммите ЕС



Версия для печати
Рейтинг:
Комментарии отсутствуют
 
Новости спецслужб
Чешская разведка рассекретила документы о шпионаже спецслужб коммунистического режима  >>>
Болгарский кабинет министров чист от агентов коммунистических спецслужб  >>>
Глава ФСБ рассказал об интеграции погранслужбы  >>>
Россия выслала шведского дипломата из-за скандала с Замятниным  >>>
MI5 проверяет "русский след" в деле о террористической группировке  >>>
ЕС требует опубликовать архивы болгарской тайной полиции коммунистического периода  >>>
Румынская внешняя разведка предостерегает от поездок в Ирак  >>>
Румынской разведке оставили прослушку  >>>
От румынского прокурора требуют выдать документы Securitate  >>>
Румынский президент рассержен на премьера и разведку из-за птичьего гриппа  >>>

All Rights Reserved - AXIS
Главная страница Контакт Home page