Axis News - Албания - болельщик за Косово на зрительской трибуне

Политика
Экономика / Торговля
Армия / ВПК
Безопасность / Разведка
Экстремизм / Преступность
Об агенстве
Контакты
 

 Поиск по сайту
 
ЕЖЕДНЕВНЫЕ ОБЗОРЫ
Новости спецслужб Евразии
 
ЛИЧНЫЙ КАБИНЕТ
 
 

 
     
Персоналии Организации Справочная информация
Албания - болельщик за Косово на зрительской трибуне
C момента возникновения проблемы Косово, Белград часто выдвигал обвинения в адрес косовских албанцев относительно их стремления к созданию «Великой Албании». Независимо от того, были эти обвинения обоснованы или нет, ясно одно: проект под названием «Великая Албания» состоится и без участия в нем Албании. Албания, которая официально поддерживает независимость Косово, отказывается занять место основного игрока на переговорах о статусе этой провинции. Почему же Албания, игрок, которого все ожидали увидеть на поле, остается лишь болельщиком, занимающим место на зрительской трибуне?

Непонятная Албания

Каждый, кто хотя бы поверхностно знаком с проблемой Косово, наверно ожидал, что Албания станет движущей силой на переговорах о статусе Косово. Однако это не тот случай. Хотя и Албания заявила о том, что она готова помочь в процессе решения проблемы статуса Косово, она указала на то, что не имеет намерения стать ключевым игроком на этих переговорах. Албания, которая привыкла в своей политике по отношению к Косово вести себя крайне осторожно, в течение месяца, тем не менее, сделала два противоречивых заявления. Автором этих заявлений являлся никто иной, как сам министр иностранных дел Албании Бесник Мустафай. В ходе своего официального визита во Францию в феврале с. г. Бесник Мустафай заявил газете Le Figaro, что Приштина и Белград должны учиться достигать «компромисса» и объяснил, что Албания имеет в виду под этим «компромиссом»: "Этот компромисс, в равной степени необходимый как для сербов, так и для албанцев, может принять форму независимости, которую поддерживает международное сообщество, иными словами, своего рода ограниченный суверенитет для Косово не имеет смысла до тех пор, пока он не является демократичным. Балканам не нужна еще одна страна, которая не является государством, где правит закон". Принимает ли Албания «условную независимость» Косово, которую косовские албанцы в своих публичных заявлениях неоднократно называли непреемлемой никогда, или выступает

Бесник Мустафай

против этого? Тогда, в марте,

Бесник Мустафай
Мустафай спровоцировал небольшой скандал, выступив со следующим заявлением: «Если
Косово будет расчленено, не будет гарантий, что остальные границы в регионе останутся неизменными». Сербия и особенно Македония, где проживает значительное албанское меньшинство, гневно отреагировали на данное заявление.
Мустафай позже утверждал, что его заявление было неверно истолковано: « Как я говорил, если Косово будет расчленено, мы не гарантируем стабильности на границах. Я имел в виду границы Косово с Албанией, Македонией и Черногорией». Он подчеркнул, что объединение Косово и Албании – если Косово становится независимым – вне вопроса. Какую цель преследует Мустафай? Желает ли Албания изменить свою прагматичную и осторожную политику по отношению к Косово? Совсем нет. Просто, в очередной раз албанские политики превращают вопрос Косово в текущий вопрос своей внутренней политики. Согласно Эно Тримцеву из Албанского института международных исследований: «Любой политик, который пытается разыгрывать «национальный вопрос», должен заплатить высокую цену, чтобы располагать поддержкой общественности».
В прошлом Мустафай действительно подвергался критике за занятую им слишком мягкую позицию по косовскому вопросу. Примечательно, что Мустафай, который часто раздражал косовских албанцев, оказывая предпочтение «условной независимости» Косово, выражал такие двусмысленные взгляды.
Албания, вероятно, продолжит следовать осторожным курсом в отношении Косово. В начале этого года албанское правительство сформулировало свое отношение к вопросу независимости Косово. Правительство Сали Берыши считает независимость не подлежащей обсуждению, но это не касается условий ее достижения. Такая политика не является настолько уж странной, как может показаться на первый взгляд. Тирана имеет свои обоснованные исторические, политические и экономические причины, чтобы вести себя подобным образом.

Косово и Албания: разные судьбы

Хотя в обоих случаях речь идет об албанцах, история этих двух общин отлична. Османская империя разделила регион, где албанское население составляло большинство, на четыре области (vilayet): Джанина - в Северной Греции, Maнастыр (сегодня Битола) - в Македонии, Шкодер - около Черногории и Косово. Албанская Лига Призрена, которая была основана в 1878 году, стремилась объединить эти четыре области. Замысел объединения этих земель явилась началом идеи “Великой Албании”. Лондонское соглашение 1913 года признало независимую Албанию, какую мы теперь видим на карте. Все же область, признанная как Албания великими державами, являлась таковой, что большинство этнических албанцев оставалось вне пределов нового государства. Можно утверждать, что, если на Балканах и существует какой-нибудь албанский вопрос, то этот вопрос определенно уходит корнями в 1913 год.
Таким образом, Косово и Албания были отделены друг от друга исторической случайностью. В течение двух мировых войн Албания зависела главным образом от Италии. В первую очередь, Первая мировая война наметила начало длившейся в течение нескольких поколений враждебности между сербами и албанцами, что подчас переростало в обоюдные акты геноцида. После 1939 года Муссолини преднамеренно поощрял албанское стремление возвратить утраченные земли, отняв

Энвер Ходжа

их у Греции и Югославии. Как и везде в тот период, в

Энвер Ходжа
Албании также было установлено марионеточное правительство.
Немецкая оккупация после 1942 года породила демократическое сопротивление (Balli Kombeta) и коммунистическое сопротивление под руководством Энвера Ходжи, которого поддержал также Тито. В итоге, преимущество было за коммунистами, возглавляемыми Ходжем. Холодная война ознаменовала явное разделение судеб Албании и Косово. Под лидерством Энвера Ходжи Албания наглухо закрыла свои двери перед остальным миром. Во время коммунистического периода (1945 – 1992), которому характерна была ненависть к иностранцам, отношение Албании к Косово и албанцам прежней Югославии было в значительной степени отстраненным. Тирана, которая пыталась выжить, примыкая в различные периоды к Белграду, или к Москве, или Пекину, не хотела подвергать опасности свое положение ради этнических албанцев, проживающих за пределами Албании. “Албанский вопрос” превратился в источник политической поддержки власть имущих в Тиране. Эта ситуация должна была измениться после смерти Энвера Ходжи в 1985 году, и, особенно, после марта 1992 года, когда правая Демократическая партия (PD) выиграла всеобщие выборы, а президентом стал Сали Бериша.
Таковы исторические причины раскола. Политическое разделение в течение прошлых 93 лет, и изоляция Албании во время коммунистического периода, привели к тому, что две общины развивались совершенно по-разному.
Социальная причина его менее известна. Отношения между Албанией и Косово действительно сложны. Несмотря на очевидные языковые и культурные связи, не все албанцы Албании и Косово – одна этническая семья. Toски, населяющие южную Албанию, не проявляют большой солидарности с косовскими албанцами, которые являются гегами. Между тoсками и гегами даже существует скрытая враждебность. Именно поэтому, большая часть оружия, поступавшего в Косово, прибывала из областей северной Албании, населенных преимущественно гегами, и находящихся вне контроля Тираны. И снова, именно поэтому, во время эскалации насилия в Косово в течение 80-х и начала 90-х годов, албанское правительство, в котором преобладали тоски, вело сдержанную политику в данном вопросе. Это сыграло на руку гегу Сали Берише, который обещал принять более агрессивный курс.

Албанские беженцы

С 1992 по 1996 год можно было наблюдать особое сотрудничество и дружбу между Ибрагимом Руговой и Сали Беришой. Албанский президент говорил об “ослаблении границ" с Косово, а позже - и об "устранении" их, и обещал Ругове любой вид помощи для осуществления его целей. Ругова, который посетил Тирану в период президентства Рамиза Алия (1982-1992), преемника Энвера Ходжи, не скрывал своей сильной антипатии к коммунизму даже в то время. Это задело социалистов, возглавляемых Фатосом Нано, которые были также главными противниками Бериши. Когда в 1996 году американской администрацией критиковались всеобщие выборы, Ругова дистанцировался от Бериши. Поскольку, в результате политического кризиса весной 1997 года, Албания впала в хаос, Ругова сделал неожиданное заявление о том, что "из всех албанских лидеров, больше всего для Косово сделал Рамиз Алия". Однако таким странным утверждением Ругова не сумел понравиться ни новому премьер-министру Фатосу Нано, ни бывшему президенту Сали Берише, который, должно быть, чувствовал себя преданным.
Тогда Албания была самой бедной страной Европы и не могла даже прокормить свое собственное население. Прибытие в Албанию албанцев из Косово и их влияние в ряде сфер экономики вызвало негодование среди албанцев самой Албании, большинство которых было слишком озабочено ежедневной борьбой за выживание, чтобы посвятить больше времени заботе о национальных вопросах. Таковы были экономические обстоятельства раскола.

Трезвая политика

Сегодня бывший президент Сали Бериша является премьер-министром Албании. Албания, которая все еще находится в нестабильной экономической ситуации, живет в почти в полной зависимости от западных инвестиций и дотаций. Именно поэтому, по окончании войны в Косово, Тирана предпочла соответствовать господствующей Западной тенденции. В 2003 году между Албанией и Косово были подписаны многочисленные соглашения в области энергии, транспорта, свободной торговли, финансовых услуг, здравоохранения, образования и культуры. Однако албанское правительство не поддержало требование о полной независимости Косово. Сегодня, основанный на невмешательстве подход правительства Сали Беришы к косовским проблемам, нашел международное одобрение. И Албания, которая хочет быть частью евроатлантической интеграции, определенно нуждается в этом одобрении.

Сали Бериша

В нынешнем десятилетии Тирана официально осуждала террористические действия Освободительной Армии Прешево-Meдведя-Буяновача (UCPMB) в южной Сербии и Национальной Освободительной Армии Македонии (UCKM) в северо-западной Македонии. Диаспоры часто являются более радикальными и честолюбивыми, чем историческая родина. Очевидно, этот геральдический девиз актуален для Албании. Послание Бесника Мустафая однозначно: “Косово не должно установить прецедент для албанцев Македонии или Южной Сербии, или для сербов Сербии, потому что ситуация здесь отличается от других регионов”.
Учитывая несметное число вызовов, весьма маловероятно, чтобы Албания возглавила любое движение за объединение Косово. Если не принимать во внимание экономический фактор, имеется лишь несколько небольших групп, которые поддержали бы такую инициативу. Хоть в Албании и имеется некоторая общественная поддержка независимости Косово (особенно среди гегов северного региона), это основано на общей симпатии к косовским албанцам из-за их трудного положения. Кроме того, если бы Косово и Албания стали одним целым, геги стали бы большинством, и это означало бы переход власти от тосков к гегам. Албанские политические деятели не хотели бы, чтобы центр тяжести переместился от Тираны к Приштине.
Политическая и экономическая ситуация в Албании слишком неопределенная, чтобы уступить место политическому романтизму. Осторожный курс, взятый Албанией с начала заключительных переговоров о статусе Косово, является лучшей стратегией для страны по трем причинам.
Во-первых, известно, что албанское население и правительство Албании поддерживают независимость Косово. Однако нет никакой необходимости распространять данные политические воззрения на ситуацию, которая в настоящее время приносит экономические дивиднды, как для Албании, так и для Косово. Более активная политическаяподдержка оправдала бы сербские обвинения по поводу стремления создать “Великую Албанию”. Это не только нанесло бы вред делу Косово, но также и международному облику Албании.
Во-вторых, в течение 47 лет албанцы были известны, как закрытая, даже враждебно настроенная к иностранцам, воинственная нация. И, начиная с момента краха коммунизма, Албания приложила все усилия, чтобы изменить этот образ. Радикализм, даже устные нападки, разрушили бы этот едва построенный новый облик Албании.
И в-третьих, это не было бы мудро для Албании, продвигающейся по пути к Европейскому Союзу, вызывать враждебность к себе и бросать вызов славяно-ортодоксальному блоку, чтобы тот выступал против ее членства в союзе. Тирана также обращается к албанцам Черногории, чтобы они на референдуме о независимости голосовали индивидуально. Кроме того, следовавшие один за другим албанские правительства всегда выбирали стратегическое партнерство с Македонией. Раздражать Македонию, которая стоит определенно ближе к ЕС, чем Албания, было бы тактической ошибкой.
И, наконец, Тирана не хочет находиться "вне игры", поскольку тот процесс, который она официально поддерживает, вероятно, принесет свои результаты, независимо от ее вмешательства. Первый кредитный брокер.

Версия для печати
Рейтинг:
Комментарии отсутствуют
 
Новости спецслужб
Чешская разведка рассекретила документы о шпионаже спецслужб коммунистического режима  >>>
Болгарский кабинет министров чист от агентов коммунистических спецслужб  >>>
Глава ФСБ рассказал об интеграции погранслужбы  >>>
Россия выслала шведского дипломата из-за скандала с Замятниным  >>>
MI5 проверяет "русский след" в деле о террористической группировке  >>>
ЕС требует опубликовать архивы болгарской тайной полиции коммунистического периода  >>>
Румынская внешняя разведка предостерегает от поездок в Ирак  >>>
Румынской разведке оставили прослушку  >>>
От румынского прокурора требуют выдать документы Securitate  >>>
Румынский президент рассержен на премьера и разведку из-за птичьего гриппа  >>>

All Rights Reserved - AXIS
Главная страница Контакт Home page